«Take or pay» в PPA в Казахстане: за или против?

Общая информация 

«Take or pay» («бери или плати») – появившаяся в середине двадцатого века конструкция построения договоров поставки товара.[1] В котором, как правило, предусматривалось обязательство покупателя приобретать (take) товар в определенном количестве и в сроке, а также обязательство осуществлять оплату за товар (pay) вне зависимости от фактической возможности принятия покупателем товара.[2]

В целом конструкция «take or pay» для поставщика является привлекательной с коммерческой точки зрения. Данная конструкция правоотношений гарантирует стабильную доходность, которая не зависит от фактически поставляемых товаров. Данная конструкция также может быть коммерчески выгодной для покупателей: (1) гарантированные поставки в течение определенного периода времени; и (2) уменьшение рисков изменения стоимости поставляемых товаров, то есть стоимость может быть фиксированной на время действия договора, и не быть привязанной к ценам на рынке.

Конструкция «take or pay» нередко применяется в инвестиционных проектах (например, строительство завода и его эксплуатация, при которой создается определенная продукция, подлежащая поставке). При осуществлении подобных проектов, как правило, требуется крупное финансирование. В свою очередь такое финансирование предоставляется банками только при наличии гарантированного дохода, который позволит инвестору исполнять свое обязательство перед банком. Инвесторам также важно иметь стабильный доход, который может быть спрогнозирован для окупаемости проекта. Также сторона, выступающая поставщиком, может настаивать на применении конструкции «take or pay» из-за ограниченности рынка сбыта определенного продукта, а также снижения рисков в реализации данного продукта.

«Take or pay» в договоре покупки электрической энергии (далее – «PPA»)

Конструкция «take or pay» также используется в области возобновляемых источников энергии (далее – «ВИЭ»). Данная конструкция применяется при разработке PPA, то есть в рамках покупки и передачи в сеть электрической энергии, выработанной с использованием объектов по использованию ВИЭ.

Согласно данной конструкции, производитель электрической энергии берет на себя обязательство поставить произведенную электрическую энергию в сеть (с указанием зафиксированных в РРА максимальных объемов), а покупатель обязуется оплатить определенную часть полученных объемов электроэнергии вне зависимости от того, сколько было принято в сеть в период действия РРА.

На сегодняшний день «take or pay» широко применяется во многих странах по всему миру, включая такие страны как Узбекистан (где государство приняло на себя обязательство по оплате производимой электрической энергии)[3], Афганистан (приобретает электрическую энергию у Узбекистана на условиях «take or pay»)[4], Китай, Канада, Соединенные Штаты Америки, Индия, Дания, Германия, Ирландия, Португалия, Испания, Швеция, Япония и Новая Зеландия.

Внедрение «take or pay» в Узбекистане было обусловлено необходимостью привлечения внешних инвестиций для развития сферы электроэнергетики в области ВИЭ и экономического прогресса страны в целом. Инвесторам, по условиям договоров PPA, предоставляются гарантии в виде принятого государством обязательства по оплате за производимую электрическую энергию энергопроизводящей организацией, вне зависимости от фактического принятия электроэнергии энергетической сетью Узбекистана. Данные условия, с учетом имеющихся крупных проектов по строительству объектов ВИЭ в Узбекистане, предполагаются выгодными для инвесторов. Однако вопрос о возможности осуществлении фактических выплат энергопроизводящим организациям по условиям подобных договоров PPA ожидает практического тестирования и на данный момент неизвестно, смогут ли энергетические сети Узбекистана, которые не подвергались модернизации уже несколько лет, принять всю поставляемую электрическую энергию надлежащим образом, в момент, когда начнется активная стадия передачи выработанной электрической энергии в сети. Не является ли это потенциальным риском для государственной стороны, которая может понести большие убытки, если все-таки возникнут неисправности сетей и государство не сможет принимать произведенную электрическую энергию? Вопросы остаются открытыми.

В Казахстане «take or pay» в PPA практически не применяется. Однако были попытки внесения предложений по применению данной конструкции. Предложения основывались на методе снижения рисков по недопущению электрической энергии в сеть. Данные риски представляются возможными в связи с отсутствием предусмотренной ответственности у энергопередающих организаций (классические энергопроизводящие станции) за отказ принимать и передавать весь объем электроэнергии в сеть, производимую и передаваемую энергопроизводящими организациями, использующих объекты ВИЭ (девелоперы). 

Согласно действующим положениям законодательства в области поддержки ВИЭ, централизованную покупку и продажу электрической энергии, произведенной объектами по использованию ВИЭ осуществляет расчетно-финансовый центр (далее – «РФЦ»). РФЦ обязан осуществлять выплаты девелоперу только за поставленную в сеть электроэнергию. Поэтому есть риск того, что девелоперы не смогут получать определенные выплаты от РФЦ, ввиду возможных ограничений от классических энергопроизводящих организаций в приемке и передаче всего объема электроэнергии (производимых девелоперами) в сеть. 

Внедрение «take or pay» в PPA позволило бы уменьшить указанный риск. В таком случае, девелопер принимал бы на себя обязательство по выработке и поставке электроэнергии в сеть (вплоть до фиксированных в PPA  максимальных значений объема), а покупатель (в лице РФЦ) обязался бы независимо от причин осуществлять выплаты девелоперу за определенную часть указанных объемов, вне зависимости от того, какой объем электрической энергии был фактически принят в сеть. 

Подобные условия представляются выгодными для девелоперов (инвесторов), поэтому они вызвали большую заинтересованность со стороны различных игроков в области ВИЭ, ассоциаций ВИЭ и представителей банковской системы. Однако представители сторон покупателя электрической энергии не совсем согласны с внедрением конструкции «take or pay» в PPA. Полагается, что данная сторона не хочет брать на себя больше обязательств, а также нести риск потенциальных убытков в связи с возможными неисправностями действующих сетей. 

Поэтому вопрос внедрения «take or pay» остается открытым для всех сторон с учетом вышеизложенных обстоятельств. Однако частная сторона надеется, что с учетом востребованности данной модели среди потенциальных девелоперов и инвесторов, государственная сторона все же решится внедрить её в области ВИЭ.


[1] «Take or pay clauses in the natural gas sales contracts and potential claims against buyers», https://www.lexology.com/library/detail.aspx?g

[2] «Take or pay», https://www.investopedia.com/terms/t/takeorpay.asp#

[3] «Proposed Multitranche Financing Facility Republic of Uzbekistan: Solar Public–Private Partnership Investment Program», Азиатский Банк Развития

[4] «С Афганистаном заключен контракт на поставку электроэнергии на 10 лет», https://www.gazeta.uz/ru/2019/09/21/energy-afghanistan/



Автор: Сания Перзадаева Абылайхан Нурланулы